ТРУДНОСТИ ДИАГНОСТИКИ ПАЦИЕНТОВ С ПОВРЕЖДЕНИЕМ ЛОКТЕВОГО НЕРВА И С8 КОРЕШКА: ОПИСАНИЕ КЛИНИЧЕСКОГО СЛУЧАЯ

1Минзер М.Ф., 2Ходулев В.И.
1РНПЦ психического здоровья, Долгиновский тракт, 152, Минск, Беларусь, neirof@mail.ru
2РНПЦ неврологии и нейрохирургии, ул. Ф.Скорины, 24, Минск, Беларусь, khodulev@tut.by

Повреждение локтевого нерва и С8 корешок похожую клиническую картину. Электронейромиография является основным инструментом точного определения уровня поражения нервно-мышечного аппарата и проведения дифференциального диагноза между невропатией локтевого нерва и поражением С8 корешка. Вспомогательными методами служат МРТ шейного отдела позвоночника, УЗИ локтевого нерва, ТМС с определением корешковой задержки, ССВП верхних конечностей. К сожалению, в ряде случаев из-за отсутствия выраженного болевого синдрома, пациенты обращаются за медицинской помощью поздно, когда уже наступили выраженные денервационные изменения мышцах. Это создает большие трудности в проведении дифференциальной диагностики. Целью нашего исследования явилось изучение необходимого объема нейрофизиологического исследования с применения различных нейрофизиологических и других методик при проведении дифференциальной диагностики поражения локтевого нерва и С8 корешка на примере клинического случая. Пациент 13 лет, школьник, предъявлял жалобы на слабость и похудание правой кисти и предплечья, трудности при письме. Болен около 3 месяцев, когда после посещения спортивной секции по восточным единоборствам почувствовал некую неловкость в правой руке. Через 2-3 недели обратил внимание на похудание в области первого межпальцевого промежутка. За медицинской помощью обратился через 2-2,5 месяца. Неврологический статус: справа отмечается выраженная гипотрофия мышц гипотенара, межкостных мышц и менее выраженная гипотрофия мышц предплечья. Видны единичные фасцикуляции в мышцах правой кисти. При первом ЭМГ исследовании выявлено выраженное равномерное снижение амплитуды М-ответа во всех точках стимуляции правого локтевого нерва без явного снижения скорости проведения на каком-либо из участков. Потенциал действия чувствительного нерва и скорость проведения при исследовании сенсорных волокон локтевого нерва как на уровне кисти, так и на уровне кубитального канала были в пределах нормы. Поскольку уровень поражения нерва в данной ситуации определить довольно проблематично, пациент был отправлен на МРТ ШОП и УЗИ локтевого нерва. На МТР (выполнено дважды, в том числе и с обследование верхнегрудных позвонков) – норма. На УЗИ локтевого нерва: фасцикуляции в мышцах правого предплечья и единичные – в паравертебральных мышцах справа в области шеи, УЗ-признаков компрессии правого локтевого нерва в области кубитального канала не выявлено. Поскольку вспомогательные методы исследования не привели к ясности в определении уровня поражения, повторное ЭМГ исследование было выполнено в расширенном объеме. Помимо исследования моторных и сенсорных волокон обоих локтевых нервов на всем протяжении от дистальных отделов до точки Эрба, было проведено исследование обоих срединных нервов, исследование F-волны со всех четырех нервов, для исключения системного поражения мотонейронов спинного мозга выполнена игольчатая ЭМГ, ССВП при стимуляции срединных и локтевых нервов с обеих сторон, ТМС с определением корешковой задержки. На основании суммы всех полученных результатов, было вынесено заключение о корешковом С8 уровне поражения справа. Вывод: в далеко зашедших случаях повреждения локтевого нерва и С8 корешка, когда электромиография проводится на фоне грубых денервационных изменений в мышцах, для точного определения топического уровня поражения требуется существенное расширение объема нейрофизиологического исследования, а также применение не только ЭМГ, но и УЗИ, МРТ, ССВП и ТМС.
 

Search