СОННЫЕ ВЕРЕТЕНА И ЛОКАЛЬНЫЙ СОН

Сумский Л.И., Березина И.Ю.
ГБУЗ «НИИ скорой помощи им. Н.В.Склифосовского ДЗМ», Большая Сухаревская пл., д.3, Москва, Россия, lev_sumsky@mail.ru

Механизмы ночного сна остаются остро дискуссионной проблемой. До настоящего времени доминирующим является представление, что динамичные изменения в цикле бодрствование-сон происходят в достаточной степени синхронно во всех структурах мозга. Однако, основная часть данных, положенных в основу этой концепции, была получена либо при регистрации со скальпа, либо, в лучшем случае, с поверхности коры. В то же время, известно, что скальповая ЭЭГ не позволяет определить долю участия и роль отдельных образований мозга в суммарной картине и соответственно оценить функциональную активность самих структур. Наряду с этим показано, что различные образования мозга могут участвовать в развитии и поддержании сна не синхронно. Известно, что у морских млекопитающих спит только одно из полушарий; у млекопитающих, которые живут и в воде, и на суше меняется активность мозга в зависимости от того находится животное в водной среде или на берегу. Высказывается предположение, что и у человека возможны состояния, когда часть мозга работает в режиме сна, тогда как другая продолжает функционировать в режиме бодрствования. Основой этого представления являются наблюдения по этапности засыпания, и результатов, полученных при вживлении глубинных электродов с диагностическими целями. Однако данные, полученные с погружных электродов в суточном цикле у человека весьма немногочисленны. Исследовано 14 больных с фармакорезистентной формой эпилепсии, которым с диагностическими целями электроды располагали на поверхности новой коры лобно-височной области и вживляли в гиппокамп, как правило, с обеих сторон. На поверхности черепа крепилось от 2 до 6 электродов у разных больных. Полиграфические исследования длились непрерывно несколько суток. Выявлены различные варианты представленности эпизодов сонных веретен. В большинстве случаев веретена отчетливо регистрировались только в скальповой ЭЭГ. Наряду с этим отмечались периоды, когда сонные веретена наблюдались только в отведениях с электродов, расположенных на коре больших полушарий. Также отмечены эпизоды с сонными веретенами в отведениях с погружных электродов, при этом на скальповой ЭЭГ веретена могли отсутствовать. Появление на ЭЭГ сонных веретен в литературе рассматривается, как реперный показатель перехода работы структур мозга на "сонный" режим активности. Считается, что эта активность в период II стадии под влиянием таламического водителя возникает синхронно в новой коре и других структурах мозга, участвующих в работе механизмов сна. Однако наличие периодов с сонными веретенами только в отдельных участках старой или новой коры, не совпадающих с показателями ЭЭГ записанной со скальпа, ставит эту гипотезу под сомнение. Если же предположить множественность генераторов сонных механизмов, то их включение может происходить и не синхронно, что может объяснять отмеченные различные варианты представленности сонных веретен. В таком случае нельзя исключить возможность локальной сонной активности в одних образованиях, при сохранении бодрствующего режима в других образованиях и системах мозга.
 

Search